Вот помню, был Неман и была группа Москва – Улан – Батор и была его песня Африка.

В середине 90-х наша квартира на Посадской представляла полнейший бедлам. Пиво было бочками (черными, пластмассовыми по 50 литров), постоянно было немеряно спирту. Уж и не помню, откуда мы его доставали, и постоянно была круговерть людей. Ты пил с одними нажирался, падал, а когда просыпался вокруг пили уже совсем другие люди. Однажды, очнувшись из делириозного забытия, я увидел, что Дикий привел какого – то парня и они чего – то пытаются сыграть на соло – гитаре, акустике, басу и синтезаторе одновременно, вдвоем. Выяснилось, что Неман пришел из армии, но не совсем, а в самоволку. Как он пояснил, что его маму – сотрудницу Свердловского областного военкомата достала постоянная неправедная жизнь сына в рок – тувсовках и отправил она его в армию, где он и служит в штабе писарем (это было задолго до появления фильма «Брат»). Мы что – то еще попили, попели и Неман засобирался на службу. Мы с Диким засобирались вместе с ним. Решили сходить в армию. Послужить так сказать. Еще одним чудным созданием запомнилось то время. Продовался портвейн в тетрапаках, в молочных таких белых пакетах с изображением розовых Мишек.  Набрав этого пойла мы ушли в армию. Неман /вспомним маму/ жил не в казарме, а в офицерском общежитии. Прийдя туда и попив еще мы решили дать концерт в армейском клубе. Точнее сначала мы пришли в клуб выпили еще. Взяли гитары и напрямую включились в радиосеть части. Что – то еще попели уже с трудом соображая, а потом Неман объявил о том что будет концерт группы «Поющие писсуары». По – моему так мы тогда назывались. Как я вышел на сцену я уже помню совсем плохо. Запомнилось, что мы пели мои песни, песни Дикого и Немана, потом армейские песни Летова, а потом я блевал этим портвейном с розовыми мишками на каком – то стратегическом объекте части. Немана я больше не видел.

            Новость не в том, что Неман погиб  где – то через пару лет после этого случая. Новость в том, что до 2005 года где – то в сети висел сайтик с его песнями, но вот уже недели две я не могу найти вообще никаких следов в сети ни Немана, ни его группы Москва – Улан – Батор, ни его песни Африка. Ушел человек, но казалось, что сеть сохранит его песни, его душу. Хуй – то там. Грустно.

На главную



Хостинг от uCoz