Все эти записки написаны в период с 1997 по 2005 год – в период, когда не было написано ни одной песни. В то время жизнь предложила заняться мне кое – чем поинтереснее.

Синие хроники.

Гигабайты алкогольного бреда.

1998

Белка в колесе, крестики, орешки, фишки, мошки, пешки. Крышка мечтающая достигнуть глубин и открыть тайну содержимого кастрюли. Бледный свет белых глаз, ночной гость молчащий на пороге. Звуки в ванной. С севера доносятся крики, едва слышные крики на крыльях ветра. Чашка теплого молока и все пропало. Ничего больше нет. Ничего нет. Ничего.

Я встаю и воздух комнаты начинает двигаться. Алкогольный делирий. Клецки в воспаленном красном мозге.

Завтра будет лучше.

У меня цветные карманы, так веселее моим рукам. Никто, даже эта белая кошка не поймет смысла свиста дурачка. Уже сутки без спирта. Лицо как граненый стакан. Я пересек каждую его грань. Вот мои отпечатки пальцев. Тонкая кожура моей глотки горит. Комками гравий в кадыке. Шея как дохлый удав. Сердце колотится в дверцы клетки. Мелкий дождик в животе и поэтому машины с пониманием тормозят, когда я зачарованно бреду к красному глазу светофора. Я стою у гастронома, в проеме возникают люди. Это туз, это валет, это полупокер. Их масти, их цвет пустеют в полумраке как мое пиво и с каждым глотком на стекло моих глаз падает все больше капель.

Путанные ленты магистралей, поросшие серыми стеблями столбов, нитки ЛЭП, развязки. Я играю в классики на подоконнике и с каждым прыжком кружки, резиновые игрушки – все, что мне так дорого падает и летит вниз. Я пьян – вот моя ложка меда в бочке дегтя этого города.

УРОК 1

Возьмите листок бумаги. Слева напишите добро, а справа – зло. Сядьте с другой стороны стола, не меняя положения вещей и Вы увидите, что слева будет зло, а справа – добро. Для верности повторите опыт сто раз. Результат не изменится.

Слишком нежно не держи ее так. Зачем? Это всего лишь ручка двери, она не будет плакать когда ты уйдешь. У нее есть свой смысл, своя цель существования. Вам не по пути. А я открою дверь пинком и получу по морде, мне будет весело. Прости, ведь ты сама говоришь, что рисунок не плох, тем более, что через четыре года сюда наклеют твою новую фотографию и в твоем паспорте будут две фотографии, а пока фотография и рисунок. Смотри как удачно получились уши. Что ты кричишь? Ах да не через четыре года, а через шесть лет. Я не хотел тебя обижать. Если будешь кричать я задушу твою куклу насмерть. Что случилось с кофе? Я налил туда воды и оно растворилось. Не надо выкидывать банку. Кофе можно посушить. Не плачь дурочка. Но она после этих слов ревет навзрыд и пытается вскрыть себе вены. Я помогаю. Она убирает нож и говорит, что я добрый отзывчивый человек и даже сейчас не сплоховал. Мы заключаем перемирие на пять минут.

У меня поселилась тучка именно так думает моя кошка. Крошки в кровати не колят. Дождик на ее коже. Самая влажная женщина в этой вселенной, капли вина розы, жара, радио в нас волна за волной, трах как прибой, гроза слезы молнии, в глазах сонники, танки заряжены и глухо урчат. Регтайм, херес, чат.

Ты ругаешься, что я записываю номера телефонов, где придется. Ты тридцать минут отскабливала чернила с попки. Теперь я ругаюсь. Я объясняю, что это были нужные телефоны. Я начинаю бегать и пинать неживые предметы. Ты чувствуешь опасность и обещаешь рассказать мне на ночь сказку. Я успокаиваюсь и называю тебя солнышком, но ты вдруг смотришь на меня и спрашиваешь почему солнышко, ведь ты по жизни была заей. Где живет мое новое солнышко? И тут же говоришь, что выцарапаешь солнышку его сучьи глазки.

На полках моей головы накопилась куча мусора и пыли Обрывки пожелтевших кинофильмов. Ненужные фразы и односложные ответы. Я чувствую себя ужасно нецензурно, когда кто – нибудь пытается откопать в этих ящиках полезную нужную мысль.

Пошли Вы все наУ меня нет логичных мыслей для Вас я думаю проводами своих нервов и если коротнет я пере..бу любому из вас.

Ты муркаешь у меня на груди и успокаиваешь меня своих дыханием.

Капельки крови на лбу. Спичка догорит и станет совсем невмоготу. Я зашел в шкаф, чтобы почувствовать как живется крысам, а теперь понял, что боюсь мира за стенками и дверцами. Зеркало внутри на входе содержит маленькое испуганное существо, оно не может быть другом. Друг это сильная тварь. Один друг победит двух злобных врагов и еще трех, не очень злобных.

Комки желаний в сердце делали мне душно и плохо, пока я не съел транк. Знак стоп, стрелки покачнулись и замерли. Свист вдоха продолжался сто лет, выдохнуть не хватило времени отпущенного мне бессмертием. Тело века падало на подушки и глубокий сон.

Утром меня с кровати выгнало солнце. Оно беззвучно развалилось квадратом окна и решило, что теперь его очередь отдыхать на моей кровати. Я постоял подумал и лег сверху, но оно перелезло через меня и село мне на спину. Мне стало жарко и я пошел искать воду. Я нашел ее в туалете и в ванной, и так как в ванной было просторней я остался там. Подумав я закрылся на задвижку, чтобы солнце не вошло туда. Поскучав в ванной я пошел будить свои вещи. Сначала я радио и телевизор взаимно пожелали доброго утра. Холодильник холодно заурчал и мы с ним решили перекусить. Войдя в него я обнаружил пакет йогурта и банку пива остальное место занимало пустота.

Бесконечно мертв оказался мир под ногами, пылающий дракон пролетевший мимо этой одинокой скалы, тоже казалось устал. Черная лестница, ведущая вниз была холодна и босые ладони ступней соскальзывая громко шлепали в вечерней тишине. Скоро будет гроза. Хмурое небо уже сейчас похоже на густой кисель с грязью. В сердце горизонта вспыхивали зарницы. От духоты падали птицы. Сухие деревья готовились к пламени молний, немые пещеры, сумерки. Мотылек долетел до травинки и затих. Началось, ураган. Порывы были столь сильны, что большие и смелые животные валились на землю. Пространство как сплошной водопад. Грохот, треск, вспышки. Ветер рвал деревья как траву, а травы просто не стало. Поля превратились в моря. Тьма злобно глушила очертания. Истошные вопли тонули. Взрывы, большая война. Остатки мотылька сорвались в небытие и скалы ждали конца. Она бежавшая по ступеням взлетела и больше не возвращалась. И некому было рассказать о том как потом спустя время появилась радуга. Может быть лишь дракон ставший вновь черным знал о том, что было, но и его глаза лишь стали глубже на несколько миль. Хвала заглянувшим в эти глаза. Я был там, но что с того, хрупкая коробка реальности уберегла меня, но где гарантия, что я не нашел это в своем воспаленном мозге.

Урок 2.

1.      Впадаем в нирвану – 0 движений, проблем нет.

2.      Смотрим видео – 1 движение (смотреть), проблем нет.

3.      Играем в ралли – нажимать две кнопки, проблем нет.

4.      Пьем водку – покупаем, наливаем, выпиваем (3 движения), проблем нет.

5.      Просто живем – работаем, любим, ненавидим – много движений – много проблем

6.      Сложно живем - …

Итоги: 1-4 стандартный гроб, стандартное место на кладбище.

5-6 Нестандартный гроб, место на нестандартном кладбище.

Никогда я еще не видел такого количества призраков. Молчаливые, серебристо – спокойные они двигались, проходя сквозь предметы и тишину ночи. Они сливались друг с другом порождая призраки призраков и глотали мою смелость, пока я не стал одним из них. Я руками растворил стекло комнаты и вдохнул черный город. Одинокая рыжая собака подняла мокрую морду и завыла. Она поняла меня. Ладонями лап стуча по асфальту к луне. Я дул на фонари и они грустно угасали. Я за пределами. Стуки и шорохи. Бледные камни звезд. Мертвые черепахи. Пыль и песок…

Есть сигареты и спички на кухнях домов, но нечем курить – нет губ, нет слов чтобы выругаться и рук, чтобы хвататься за соломинку, нет ничего когда страх и даже подумать нельзя – нет головы. Проникать наблюдать и молчать вот и все, что способен боязливый призрак. И ярость как крах во вселенной взорвала причины и воздух. Тело упало на скалы пробило их и умерло. Безрассудство и ужас две разные вещи, един результат.

Один все делал для себя

Второй все делал для другого,

ожидая ответного добра.

А был такой, который

Добро делал всем,

Желал счастья всем

Вот такой вот гиперэгоизм

Но тут многие смекнули о его планах

Поймали его и прибили гвоздями руки

И не дали поработить себя

Долгами за добро.

Парковка произведена и лапы скользят по ненужному больше рулю. Духи тумана заполняют авто. Сторожа подходят неспешно к уставшему человеку. А он не верит, что все закончено и закрывает глаза. Продолжается отсутствие движения. Стекла покрываются белым. Капли становятся больше. Он нервничает, но не шевелится. Все остывает. Он говорит себе, что нашел лучшее место и протирает стекло. За окном пейзаж. Мимо идут, но никто не обращает внимания. Мимо едут, но никто не хвалит его место. Покалывает мышцы. Дыхание. Он пытается вдохнуть, но не может. Наверное душно. Открывает окно и начинает думать, что воздух не тот. Продолжается отсутствие движения. Счетчик километров замер. Он успокаивает себя тем, что если не ехать не будет поломки. Капают секунды их слышно, если приложить ухо к часам. Лобовое стекло покрывается пылью. Бархат сидений. Вроде уютно, но что – то не так.. Он ждет изменений. Их нет. Зато не попадешь в аварию. Все одинаково. Может быть поменять угол наклона спинки сиденья? Изменил. Вроде спокойней. Он смотрит в окно. Все детали пейзажа сохранены. Продолжается отсутствие движения. Сушит горло. Заболели глаза, но он вглядывается в окно в надежде, что хоть что – то изменилось. От неподвижности заломило спину. Все сильней и сильней. Продолжается отсутствие движения. Неужели все время будет так? Он смотрит на приборы. Скорость – ноль, температура – ноль. Все безжизненно и он чувствует изнеможение. Страшное, оно подрывает его. Боль в спине невыносима. Продолжается отсутствие… Сердце останавливается, сейчас наверное начнется смерть. Он безумно кричит, как бык на бойне и протягивает руку к ключу зажигания. С мыслью, что теперь он будет рвать вперед к звездам, до конца жизни без остановок. Он включает мотор… Тишина. Продолжается отсутствие. Машина осталась безжизненная, и он закрывает глаза. Духи тумана заполнили тело и тело без борьбы падает ударяясь о приборы и замирает. Продолжается отсутствие… А за окном идут и едут с одной лишь надеждой найти теплое место, остановиться и устало сказать: «Все приехали».

Антология синей птицы

Странная книжка без обложки

Из одних заголовков

Капля упавшая в носик чайника

Не более…

Янтарная спираль мозга

не в состоянии дышать

Среди случайно вспыхивающих точек

Среди полного тепла мусоропровода мира

Санки судьбы, большой слалом

И маленькая ель, когда – нибудь встретится с тобой

Встретит Новый год.

Тошнота пустеющей бутылки призывает к движению.

Скоро, сейчас, подожди еще секунду, ну, вот она приближается – сверхновая, ядерный взрыв, 9,8,7,6,5,4,3,2,1…

  Колбаса на меду. Холодные храмы больше не хранят мои беспринципные мысли. Все хуже. Свиньи гортаня, копытцами скользя по способности жить, заталкивают белое под ребра амбара. Бусами летучие мыши. Прелый хлеб не заменит мне веры в любовь. И латая гнилые доски рыжими лапами тараканы возьмут свое. Как стекло осыпаясь металл об металл, как бы снова игла Адмиралтейства и лед. Но под стужей тулупы и снова тепло и опять колбаса на меду. Караоке, где я и судьба как фоно.

Неповторимая тундра свободы. Маковая сказка. И лишь беглые глаза запоздалого Муравейки помогут впитать …. ФАТАЛИЗМ.

Осень 2003 года

Наша задача нести тихий свет и огромную боль внутри, осознавая неправомерность бытия.

Молитва.

Дайте мне слово, что будете хорошими

Будете справедливыми и спокойными

Слово это положу себе в карман, буду носить

Буду всем показывать и спрашивать

То ли слово ношу я с собой.

Станут меня люди расспрашивать,

Что же я отдал за слово то

То бесценное драгоценное

А когда наступит время отдавать слово назад

То верну я его Вам безропотно

Потому что на чужое не позарюсь я.

Я скован коростой тревоги

и черными ямами снов

И стелятся, стелятся черти под ноги

и тенью преследует зло

Спасают закрытые двери

И стены без окон и тишь

В тепле опускаются веки

И вот ты беспечно летишь

Сквозь дырки чужих измерений

Сумятицу ветров и свет

Сквозь пенные вены сомнений

К тотальному солнцу надежд



Хозяин уголовных дел, хозяин кучи мертвых тел
Взлохмачен, бледен даже бел
В дыму шатает кабинет
Он пьян наверно? вроде нет

Как теплый утренний сурок
Рассвет он встретит между строк
Зайдет мужчина: голос строг
Семенов помнишь? Седня срок.

Звонок, глоток и вновь станок
Станок - листы, листы - станок
Он от бессоницы продрог
Семенов помнишь? Помню - срок

И неприятный прокурор
листает дело. Чо припер?
Вот здесь заполни, Подпись - здесь,
а это что? Уйди не лезь.

Из канцелярии суда
Он выйдет к солнышку лицом
Пересчитает по деньгам,
Вздохнув отключит телефон

Устал, помят и мутный взгляд
хозяин мертвых негритят
И снятся кучи мертвых дел
И строчки уголовных тел

Но вот звонок и голос строг
Семенов помнишь? завтра - срок
Да что ж ты блядь, чтоб ты подох
Но срок не сдвинешь - завтра Срок.
/03.2009/

Наширявшись фактами нелицеприятными
бродит инспектор по гарнизону
Ищет помошников чтоб поменять
на звезду коньяка звезду погона

Сальным взглядом об стол оперевшись
Спесь развесив на спинку стула
По губе стекает мысль на тарелку
Мысль тягучая, злая, сутулая

В непростой международной обстановке
Почему-то люди мне не доверяют
В одиночку водки поллитровку,
В одиночку закусь доедаю

И он в сердцах эпилог этой повести
Про равнодушных и скрытных коллег
В эластичные контуры совести
В анонимный вложил в документ

/04.2009/

Над шельфом фантастической планеты
Когда антенны вязнут в киселе
Когда пусты визиры и планшеты
Ну вот тогда ты вспомнишь обо мне

Поставив сопла в тормоз положенье
И надавив на тюбик с коньяком
Подумаешь ну что за невезенье
Ведь с нею я когда-то был знаком

И в бортжурнале запись на прощанье
Все про тебя и не жалея сил,
Скорблю. Тужу. Раскаиваюсь. Саня.
(Что плохо в ВУЗе ФИЗИКУ учил).

/06.2009/

Х*ярил водяру до обесчеловечения
Тостуя обезличенные изречения
Обеспардоненного смысла
А в душе грызлись крысы
Склонялись сырые лысины
Срывались обвислые мысли
Хлюпало, слипалось, грудилось

И казалось вскочит заорет ЛЮДИ
Рванет к выходу, уйдет, забудет
Треснет дверью как из пушки
Но постыло в тамбуре безвоздушном
Стыли жилы, занудливо гундели
И старожилы не жалели, сытнели и хмелели

Не прожигала водка, Квашенное и тушеное
И в глотке короткой стояла омутом
Спасло спасибо, сорвалось и сдохло
От взглядов мыльных и голосов

Наутро стыдно, мотал башкой
Совался мордой в холодный кран
И будто слышал и словно понял
Как озарило и что - то поднял
Но оказалось, что снова пронял
Вот с той же водкой его стакан

/11.2009/



Хостинг от uCoz
На главную